?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«Эта актриса переиграла все роли русской и зарубежной классики!» - сказал однажды на церемонии вручения национальной премии «Золотая маска» Михаил Ульянов. Трудно перечислить все почетные звания, которых была удостоена Вера Ершова. Народная артистка СССР, почетный гражданин Самары и области, лауреат Госпремии и национальной премии «Золотая маска» за «Честь и достоинство»… Критики часто сравнили Веру Ершову с Сарой Бернар, которая в одном из спектаклей произнесла фразу: «Я все отдала публике». Для Веры Александровны театр был и домом, и работой, и любовью. У актрисы было все – яркие роли, друзья, признание коллег, поклонники ее таланта, одаривавшие цветами, подарками и аплодисментами. «Некоронованная» королева сцены и в жизни была умной, красивой, сияющей…

Веры Ершовой не стало 6 апреля, за день до 89-го дня рождения. Ее роман с театром длился более 60 лет. Точное количество своих ролей не знала даже сама актриса. «Кроме работы для меня ничто не существует, я без нее не живу, не нахожу себе места. Для артиста быть невостребованным – это смерть», – любила повторять она даже после того, как разменяла девятый десяток. Конечно, в последние годы на сцену она выходила редко. Худрука самарской драмы Вячеслава Гвоздкова нет-нет да критиковали за то, что, имея в штате такую звезду, он ей не дает даже небольших ролей. Но после того, как в прошлом году на премьере спектакля «Месье Амилькар, или Человек, который платит» во втором действии появилась Вера Ершова, критики сначала порадовались за актрису, а потом обругали Гвоздкова за то, что он издевается над ней, заставляя выходить на сцену на 10-сантиметровых каблуках…
Впрочем, высоченные каблуки, шляпка, осанка и загадочная улыбка всегда были визитной карточкой Веры Ершовой. Звезду самарской сцены можно было часто встретить в трамвае №22 и наблюдать следующую картину: узнавшие актрису пассажиры уступали ей место, на что получали железный ответ: «Спасибо, я НИКОГДА не сижу в транспорте».
Про каблуки Веры Ершовой любят рассказывать такую легенду. Отпраздновав 80-летний юбилей, актриса отдыхала в одном из местных санаториев. По многочисленным просьбам отдыхающих, Вера Александровна согласилась провести творческий вечер и, выходя на импровизированную сцену, споткнулась и упала. Конечно, никакого творческого вечера тогда не получилось, поскольку на ноги актрисы в срочном порядке наложили гипс. Но спустя некоторое время звезда театра вышла в свет на костылях и… каблуках! И на все недоуменные вопросы она отвечала: мол, если я буду учиться ходить на плоской подошве, то потом на каблуки никогда не встану…

Упрямство в хорошем смысле слова и удивительное чувство вкуса и стиля делали актрису привлекательной всегда. На многочисленные вопросы типа «Как вам удается так хорошо выглядеть?» актриса цитировала Майю Плисецкую: «Жрать надо меньше». И лишь однажды Ершова позволила себе немножко «расслабиться», но сразу же от соседки по комнате в санатории получила замечание: «Вера, что это за безобразие – твоя фигура?!» Этой обидной для любой женщины фразы оказалось достаточно для того, чтобы она стала активно заниматься гимнастикой и следить за питанием.
Уже в почтенном возрасте Ершова делала кульбиты на сцене, шокируя публику. А во время присуждения ей национальной премии «Золотая маска», когда ее коллега Юлия Борисова сделала на сцене сальто, Ершова с гордостью заявила: «Я бы кувыркнулась не хуже, если бы не мое платье».

К своей работе в театре она была предельно требовательна, частенько сама себя критиковала, не делая себе поблажек и не потакая своему самолюбию. Ее внутренний цензор говорил ей: «Это не то. Ты можешь лучше». Вероятно, поэтому Ершова никогда не считала себя примадонной сцены.
Театром Вера Ершова увлеклась в детстве, хотя ее родители и родственники не имели никакого отношения к сцене. Ее отец работал шеф-поваром в ресторане, а мать – портнихой на дому. Первым серьезным потрясением в жизни 7-летней Веры стал спектакль «Принц и нищий», который и определил ее дальнейшую актерскую судьбу. Однако родители восприняли в штыки странную привязанность дочери к лицедейству. Они видели в ней врача, учителя… Но не артистку! Когда отец с матерью побывали на студенческом спектакле «Бесприданница», где Вера играла цыганку, в семье разразился грандиозный скандал. Героине Ершовой приходилось петь песни, пить вино, заигрывать с купцами, садясь к ним на колени. «Распутное» поведение дочери тогда повергло в шок маму и папу, но даже брошенная ими фраза: «Вера, уходи из театра, это видеть невозможно!» не остановила упрямицу.
Отсутствие родительского «благословения» было не единственной препоной для восхождения на театральный Олимп. Целый год она училась в заводском училище, где «девушек фабричных» обучали профессии электромонтера. 15-летняя Вера тогда вкручивала-откручивала какие-то винты, что-то пилила, делала какие-то детали, но все свои «творения» выкинула на помойку, о чем сильно потом жалела. «Было бы наглядное пособие – чем я занималась раньше», – шутила актриса.
Не доучившись на электромонтера, Вера однажды увидела объявление о приеме в Саратовское театральное училище. Какое тут ФЗУ! Мысли были только о сцене. Правда, было одно «но» – брали только с 17 лет, но для 16-летней красавицы все-таки сделали исключение. Училась Ершова у педагога Ивана Слонова, затем какое-то время проработала в Курском драматическом театре под руководством Ивана Яценко. Ее репертуару могла бы позавидовать любая актриса. С первых шагов ей доверяли главные серьезные роли, среди которых была шекспировская Джульетта. Она действительно была похожа на юную итальянку – огромные, как у лани, глаза, темные распущенные волосы…

В 1943 году Вера переехала в Самару – раз и навсегда. «К Самаре я прикипела душой», – любила повторять она.

Веру Ершову вполне можно назвать театральным «рекордсменом» – ей посчастливилось сыграть едва ли не всех королев мирового репертуара. За полвека с лишним актриса переиграла на самарской сцене Гертруду в «Гамлете» и Елизавету в «Ричарде III» Шекспира, Марию Стюарт и Елизавету в «Марии Стюарт» Шиллера и многих других коронованных особ. Хотя к своим королевам она относилась с юмором: «Я ж не виновата, что у меня шея длинная». Вероятно, ей еще помогала природная стать, утонченность и, безусловно, женственность.
О роли Марии Стюарт Вера Ершова мечтала давно. С трепетом ждала распределения ролей. Но когда узнала, что должна играть Елизавету, то, прослезившись, подошла к Петру Монастырскому и сбившимся голосом cпросила: «Вы меня убить хотите? Можно я все-таки Марию попробую?..». На что мэтр ответил: «Ладно, будете играть и ту, и другую».
«Театральный роман» Веры Ершовой с Петром Монастырским сыграл на руку обоим. Актрисе режиссер привил вкус к характерным ролям, а Ершова стала для него буквально незаменимой. Даже если у нее что-то не получалось, режиссер одной фразой мог преодолеть в ней творческий ступор. В спектакле «Моя семья» она должна была играть мамашу, эта роль ей поначалу не давалась. Героиня была несуразной, угловатой, неаккуратной. «Представь, что она, как Буратино. У нее руки в тесте», – бросил он. И этого актрисе было достаточно, чтобы понять, как играть.

О своих партнерах по сцене она всегда вспоминала с теплотой. Одним из таких «долгоиграющих» творческих тандемов был союз с нынешним председателем самарского отделения СТД Владимиром Гальченко. С ним актриса участвовала в нескольких постановках. Но, пожалуй, самым «триумфальным» для них стал спектакль «Гарольд и Мод», более двухсот раз показанный в самарской драме. С этой постановкой связана такая сценическая байка. Мод (Вера Ершова) учит Гарольда (Владимира Гальченко) курить кальян. Дама зажигает спичку, и тут горящая головка отскакивает прямо на ее парик. Он задымился, показался язык пламени, но актриса ничего не почувствовала. Зал, наблюдавший за этой мизансценой, оцепенел от ужаса. И тут Гальченко не растерялся и «взял огонь на себя». Моментально накрыв свою партнершу полой своего кимоно и попутно произнеся «Я люблю вас, Мод!», пылкий любовник начал… бить свою возлюбленную по голове! В итоге над головой актрисы вился легкий дымок и в прическе появилась пикантная челочка. Зал же наградил актеров бурными аплодисментами…
Забавный случай произошел и в другой их совместной работе - спектакле «Яблочная леди». Гальченко в роли Дейва должен вручить уличной торговке Анни (Вера Ершова) обещанную бутылку джина. Круг на сцене поворачивается, и реквизитор, передавая актеру в темноте какой-то предмет, отчаянно шепчет: «Бутылка разбилась!» Круг выносит актера вновь на авансцену, где его поджидает Анни. Гальченко протягивает Ершовой наполненную до половины бутылку... кетчупа. Вера Александровна изящно берет ее и обреченно произносит «мимо» текста: «Я сейчас умру!»

В кино Вера Ершова сниматься не любила и вообще к этому искусству относилась весьма прохладно. Шутила, что до него «еще не доросла». Хотя обожала Фаину Раневскую, Вивьен Ли, Жана Габена и Олега Басилашвили. Буквально год назад самарским молодым режиссером Аленой Самсоновой на студии «Волга-фильм» была снята документальная картина «Вера Ершова: Быть актрисой». 26-минутная кинолента рассказывает о детстве и юности актрисы, о ее спектаклях, друзьях и поклонниках. Коллеги отзываются о Вере Ершовой с любовью и нежностью, весело называют актрису «хулиганкой». В картине были использованы фрагменты из спектаклей, в которых последнее время играла Вера Александровна: «Африканские вечера» и «Месье Амилькар, или Человек, который платит», а также архивные съемки спектаклей «Яблочная леди» и «Гарольд и Мод».
Немало слов в ее адрес в этом фильме было сказано народным артистом СССР, режиссером Петром Монастырским, который сравнил актерскую игру Ершовой с футболом: «Вера сильна голами!». Рассказывали о ней заслуженный художник России Юрий Филиппов, написавший портрет Ершовой в образе «Яблочной леди», а также нью-йоркский режиссер Дэвид Кэплан, ставивший в самарском театре пьесу Теннеси Уильямса «Внезапно прошлым летом» в переводе Виталия Вульфа. Кстати, именно Вульф и посоветовал Кэплану взять в спектакль Ершову на роль миссис Винейбл…

Она терпеть не могла юбилеи, считая их «показухой». С горечью актриса вспоминала о «празднике», который устроили в театре по поводу ее 60-летия работы на сцене. Вечер назначили, не спросив мнения бенефициантки, и в театральном капустнике она должна была предстать в роли пассивной «юбилейной фигуры». На ее справедливое возмущение по поводу всего этого руководство самарской драмы ответило, мол, Вера Александровна, имейте совесть и не подкладывайте нам свинью – билеты на ваш юбилей уже почти все проданы...
Но на этом юбилейная эпопея не закончилась. Ершовой захотелось выбрать пьесу, где бы она смогла сыграть «свою» роль, достойную ее ухода из театра. Актриса взялась за поиски новой пьесы. Но все ее попытки руководством были забракованы: то денег нет, то пьеса не та. «О человеке тоже ведь иногда стоит подумать. Деньги-то приходят и уходят, а люди просто уходят», – с сожалением комментировала она отказ. Своей «юбилейной» роли она так и не сыграла…

Comments

( 7 комментариев — Оставить комментарий )
shine_sun
9 апр, 2006 15:21 (UTC)
Замечательная статья, спасибо за ссылку! Я будто вернулась в Самару и снова окунулась в ее театральный мир. Как жаль, что уходят самые лучшие.. легенды
samarchanka
9 апр, 2006 17:18 (UTC)
Спасибо.
mcmurfy
10 апр, 2006 05:15 (UTC)
да, замечательная статья. с душой.
gateya
10 апр, 2006 06:00 (UTC)
спасибо
andreichernov
12 апр, 2006 10:24 (UTC)
Здорово написал!

(Анонимно)
13 апр, 2006 10:42 (UTC)
Вера Ершова
Нам повезло жить в одном городе и в одно время с необыкновенной актрисой и великой женщиной.
Ходили в театр "на Ершову", "Гарольд и Мод" смотрели десятки раз... Скорбим и надеемся, что Самарский театр драмы сохранит память об актрисе, преданной ему,несмотря ни на что.
(Анонимно)
7 июн, 2006 16:41 (UTC)
Мы с супругой были на последнем спектакле Ершовой в «Месье Амилькар, или Человек, который платит» 29 декабря 2005 года. О том, что в этот день была сыграна последняя роль мы узнали из печального сообщения о смерти актрисы по телевизору. А на сцене произошло следующее: Ершова в роли француженки Мели, мамаши актрисы бальзаковского возраста, появляется наездом с огромной сумкой и на высоченных каблуках. Во втором действии Ершова спотыкнулась о кабель большого телевизора или плазменной панели, если не ошибаюсь, по залу раздался тревожный вздох, а Борисов «Амилькар» перепугался и был готов к участию. Но Ершова не только не упала, но и обыграла этот момент с юмором, изяществом, и даже ловкостью, а произнося при этом текст голос её не дрогнул, а звучал ровно, как будто, подчеркивая - разве это не похоже на отрепетированный игровой момент? Кстати, в этой роли актриса без преувеличения выглядела лет на 30 – 40 моложе, макияж, шарфик на шее, розовый костюм, маникюр, а изящество, а манеры! По окончанию спектакля была буря оваций и цветы, люди хлопали и хлопали, не желая отпускать любимых артистов. А потом печальное известие. Я поделился на работе этой вестью с товарищем, старым интеллектуалом, который вспомнил о том, что Ершову переманивали в Москву и даже тов.Сталин что-то там про Веру Ершову говорил! Очень грустно, но друзья, разве каждый раз приходя в наш любимый театр драмы мы не будем в гостях у Ершовой? 60 лет как никак, да и наша замечательная трупа воспитана на примере и в свете великой актрисы!
( 7 комментариев — Оставить комментарий )

Latest Month

Май 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Засекин.Ру

Новости Самарской области и оперативная оценка экспертов. Для тех, кто любит думать.

добавить на Яндекс

Рейтинг блогов





Рейтинг блогов

Тэги

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner